Virtual Laboratory Wiki
Advertisement
Николай Сергеевич Тютчев
Портрет
Дата рождения:

11 августа 1856 года

Место рождения:

Российская империя Российская империя, Москва

Дата смерти:

18 января 1924 года

Место смерти:

Союз Советских Социалистических Республик СССР , Петроград

Николай Сергеевич Тютчев ([[10 августа ]] 1856(18560810)[[Категория:Родившиеся в 1856 году ]]

Москва — [[18 января

]] 1924[[Категория:Умершие в 1924 году ]]

Петроград) — русский революционер-народник, народоволец, землеволец, эсер. Многолетний инсургент, террорист, политкаторжанин; историк, литератор, мемуарист — автор воспоминаний, содержащих ценные сведения о революционном движении, интереснейшую информацию о ссылке и «тюремных загадках», — включающих разоблачения многих провокаторов, осведомителей и других секретных сотрудников III отделения.

Биография

Фёдор Иванович и Сергей Николаевич Тютчевы выросли в одной семье, отец поэта был опекуном племянника. Морской офицер (1845), впоследствии — действительный статский советник С. Н. Тютчев (1820—1898), начальник Московской межевой канцелярии (1854), управляющий С.-Петербургской Удельной конторой [1], овдовев, воспитывал трёх сыновей и дочь Наталью [2]. Его любимец Николай закончил частную гимназию Мая (18681874), учился в СПб медико-хирургической академии (18741877) и на юридическом факультете СПб университета (1877—1878). Мать Н. С. Тютчева — Мария Ивановна Рушко († 13 сентября 1865) [3] [4].

Начало революционной деятельности

  • 1874 — живя у родственников в Симбирске, Николай Тютчев становится народником-бакунистом («пропаганда действием») [4].
  • 1874 — за оскорбление арестантского караула приговорён Симбирским окружным судом к 75 рублям штрафа — подойдя к этапируемым «почти вплотную, и, выхватив револьвер, произвёл над толпой несколько выстрелов, а потом, указывая на конвой, сказал арестованным: „Вот как надо, ребята, с ними обращаться…“»
  • 1875 — арест по делу Н. И. Кибальчича; Н. Тютчев был освобожден под денежный залог в 1000 рублей, внесённый отцом, а дело было закрыто, ввиду бесспорного алиби [5].
  • 1876 — в марте участвует в демонстрации на похоронах замученного в остроге студента П. Чернышева [6].
  • 1877 — 19 июля с рабочим-металлистом А. К. Пресняковым и А. А. Квятковским принимал участие в ликвидации агента Шарашкина; осенью с А. А. Квятковским готовил ликвидацию агента Кирилла Беланова, знавшего Николая Тютчева под именем Петра Громова — на Бассейной улице, в квартире, снятой для этой цели М. Осинской, о поготовке этой акции 21 октября донёс мещанин Иван Гроссман.
  • 1876-78 — «деревенщик», но пропагандист среди городского пролетариата, в составе Дезорганизационной группы боролся с провокаторами и шпионами III отделения [3].
  • 9 ноября 1877 — 15 января 1878 работал табельщиком в конторе Василеостровского Патронного завода, ведя пропаганду среди рабочих — уволен ввиду политической неблагонадежности: готовил побег арестованного А. К. Преснякова из Коломенской части.

Образование и происхождение из старинной дворянской фамилии делало Н. С. Тютчева в глазах полиции одним из «самых опасных политических преступников». Он был другом известного лидера бунтарей, основателя «Земли и воли» и «Народной воли» А. А. Квятковского (1852—1880; повешен).

Партии, покушения, ссылки, побеги, провокаторы…

Баргузин

Файл:NSTutchev EV DVKorsch 1874.jpg

Николай Тютчев, Е. и Д. Корши. 1874. Санкт-Петербург

После ареста на Новой Бумагопрядильне (2 марта 1878 года) Н. С. Тютчев («Тютька») вместе с другими инициаторами и участниками стачки, в числе которых были Н. Васильев, С. Сомов, В. Бондарев и А. С. Максимов-Дружбинин (Г. В. Плеханов), передал в участке свой подпольный паспорт последнему, что позволило тому скрыться; у самого Н. С. Тютчева при обыске был обнаружен заряженный револьвер. Как давно разыскиваемый, Николай Тютчев был отправлен в Коломенскую полицейскую часть Петербурга в отдельную камеру, в дальнейшем, после содержания в тюрьме III отделения (Пантелемоновская ул., дом № 9) [7], он был заключён в Петропавловскую крепость (с 22 мая по 23 июня), где, учитывая его исключительную опасность, Николая Тютчева посетил шеф III отделения генерал Н. В. Мезенцев; после чего переведен снова в Коломенскую часть, а 26 июня — в Спасскую. Привлечен к дознанию по обвинению в пропаганде среди рабочих и в организации убийства К. Беланова. По высочайшему повелению, последовавшему 9 августа 1878 года, дело разрешено в административном порядке по недостаточности улик для предания Н. Тютчева суду, но с высылкой его под надзор полиции вследствие его крайней политической неблагонадежности; по распоряжению Н. В. Мезенцева (с 26 августа 1878 года) Н. С. Тютчев был подвергнут первой ссылке в Восточную Сибирь (отправлен из Петербурга 22 августа).

Прибыл в Баргузин под конвоем 19 октября 1878 года. Арестован там 28 апреля 1880 года по доносу Генриха Юэтэ от 28 апреля 1880 года о том, что он «занимается в Баргузине обучением детей и разъезжает по деревням, распространяя среди крестьян „противоправительственные идеи“», после чего Н. Тютчев был привлечен к дознанию, состоявшемуся 1 мая 1880 года, но освобожден из-под стражи по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири 13 июля 1880 года. Дело о нем за недостатком улик прекращено [8] [9].

Родственные связи Н. С. Тютчева за время его пребывания в ссылках бесповоротно нарушались, а сознанием его порой владели убеждения, которые близки были к состоянию крайнего фанатизма — об этом красноречивей всего говорит, например, тот факт, что он принимал участие в подготовке покушения (1905) на своего кузена, министра юстиции Н. В. Муравьёва, при том, что рекомый являлся инициатором ряда прогрессивных судебных реформ [10]. В то же время, Сергей Николаевич Тютчев, тяжело переживая происходящее с сыном, и пытаясь хоть чем-то облегчить его участь, ищет поддержки у двоюродного племянника, в ту пору — председателя съезда мировых судей Дмитровского уезда Московской губернии, который чрезвычайно уважаем был общественностью, и пользовался в юридических кругах большим авторитетом; 19 декабря 1880 года С. Н. Тютчев пишет ему из Петербурга о своих безуспешных обращениях к министру внутренних дел графу М. Т. Лорис-Меликову (в феврале 1880 года эсерами на графа было совершено покушение) и генерал-губернатору Восточной Сибири Д. Г. Анучину [11]:

Файл:SNTiutchev 1860 th.jpg

Сергей Николаевич Тютчев. 1860-е годы. Чита. Иркутская улица. Т. Имада

« Сердечно и многоуважаемый Иван Фёдорович! В записке моей, которую Вы изъявили согласие представить графу Михаилу Тариеловичу, я в особенности восстаю против произвола местных властей относительно алминистративно-ссыльных лиц... Когда я коснулся о необходимости гуманного, христианского отношения к лицам, уже безвредным и понесшим такое строгое наказание..., то генерал Анучин дал мне понять, что не разделяет моего образа мыслей, так как ссыльные «сами поступали не гуманно»... Узнав из моего ответа на сделанный им вопрос, что сын мой взят был возле одной фабрики на Обводном канале, где рабочие требовали недоплаченных денег и где порядок на другой же день был, вследствие удовлетворения рабочих, восстановлен... — «Ах! Ваш сын был на стачке? Он белой кости и знал, что ему пройдёт всё безнаказанным, тогда как простые рабочие пойдут под плети!» — На заявленное мною удивление и утверждение, что сборища у Обводного канала прошли без всяких последствий, генерал-губернатор с особой пылкость продолжал: «...Я бы на каждой стачке искал людей белой кости, а если бы такой попался, то он бы у меня один бы и ответил». — Затем генерал-губернатор нашёл нужным распространяться о том, что в Сибири от административно-ссыльных все сторонятся, как от чумы...; что их нельзя сравнить с ссыльными поляками, пострадавшими за свои убеждения... Я вышел от г. Анучина надолго нравственно измученным... [4] »

Слухи о причастности к царецбийству

9 (21) марта 1881 года газета «Голос» (редактор А. А. Краевский) поместила следующую заметку:

« Нам сообщают, как слух, что умерший в Конюшенном госпитале злоумышленник, бросивший вторую бомбу, повергшую всю Россию в траур, есть беглый преступник по фамилии Тютчев [4]. »

Отец Николая Тютчева, за несколько дней до покушения проезжая в конке рядом с местом цареубийства, увидел в окно молодого человека, принял тогда его за своего сына, а узнав о таком повороте дела, естественно, был более чем взволнован.

Убийцей Александра II поначалу, действительно, считали Н. С. Тютчева, но тот, как уже сказано выше, находился в Сибири, по решению вскоре также убитого шефа III отделения Н. В. Мезенцева. Тем не менее, властями был немедленно сделан запрос губернатору Иркутска на предмет местонахождения ссыльного Н. С. Тютчева [12] [3] [4].

Побег

Файл:NSNutchev 1875.jpg

Николай Тютчев. 1875. Музей «Каторга и ссылка»

9 июня 1881 года Н. С. Тютчев вместе с Е. К. Брешковской, И. Л. Линевым [13] и К. Я. Шамариным [14] совершил побег — после поимки, случившейся через месяц (беглецы готовились два года, намереваясь добраться до Тихого океана, сумели уходить от преследователей в невообразимо сложных условиях на протяжении более чем 150-ти вёрст), был водворён в Верхнеудинск, где содержался на гауптвахте (около 4-х месяцев) [15].

Далее, по переводе в конце октября 1881 года в Якутскую область за побег, заключён в 2-ом Жехсогонском наслеге Ботурусского улуса Якутии. Постановлением Особого совещания от 26 апреля 1882 года срок надзора Николаю Тютчеву определен в пять лет (с 1 сентября 1881 года). В течение полутора месяцев он находился под арестом за столкновения с местным исправником. В Якутии Н. С. Тютчев знакомится с В. Г. Короленко [16].

С января 1884 года корреспонденция Н. С. Тютчева подвергалась тщательной перлюстрации. По постановлению Особого совещания от 23 октября 1886 года срок надзора был продлён еще на два года с переводом в Енисейскую губернию. В 1887 году во время следования в Красноярск — содержался в Иркутской тюрьме, где 22 апреля 1887 года Николай Тютчев подвергся обыску, при котором найдена шифрованная переписка с государственными преступниками. В сентябре 1887 года он прибыл на жительство под гласным надзором в Красноярск. Постановлением Особого совещания от 27 июня 1888 года срок надзора продлен еще на два года с переводом в Оренбургскую губернию. Не воспользовавшись переводом, остался в Красноярске, где квартира его служила «местом сборищ поднадзорных и приютом политических ссыльных» [17]; 12 марта 1890 года в ней был задержан Владимир Муратов, бежавший из Енисейской губернии. По окончании срока гласного надзора 9 сентября 1890 года получил разрешение возвратиться в Европейскую Россию с ограничением места жительства. В декабре 1890 года выехал из Сибири; в 1891 году жил в Оренбурге, а в 1892 году поселился в Новгороде, где пребывал под негласным надзором.

Посещал Г. И. Успенского в Колмовской психиатрической лечебнеце. Об этих встречах в беллетризированной форме рассказывается в повести Ю. Давыдова «Вечера в Колмове». Автор делает попытку демонстрации мировоззрения Н. С. Тютчева на примере бесед его с писателем и противостояния марксистке В. Ф. Кожевниковой. Впоследствии жизнь столкнула Николая Тютчева с зятем Г. И. Успенского — Б. Савинковым.

Народное Право. Вторая ссылка. Эсеры.

Н. С. Тютчев — один из организаторов, и основной руководитель партии «Народное Право». В формировии её также принимал участие С М. А. Натансон; начало этой организации было положено летом 1893 года на Саратовской конференции (в нелегальном совещании в Саратове участвовали также В. Г. Короленко, Н. К. Михайловский, Н. Ф. Анненский [18] и другие представители оппозиционных кругов). Партия, помимо столиц и Саратова, имела своих представителей в Орле, Нижнем Новгороде, Перми, Екатеринбурге, Уфе, Баку, Тбилиси, Ростове-на-Дону, Харькове и других городах. Манифест и брошюра «Насущный вопрос», напечатанные в подпольной типографии в Смоленске, декларировали основные задачи, в числе которых провозглашалось «объединение всех оппозиционных элементов страны для борьбы с самодержавием и обеспечения за всеми прав гражданина и человека» [19] . Вскоре после перемещения центр партии в Петербург, и в связи с арестм Н. С. Тютчева, в 1894 году она была ликвидирована. Партия «Народное право» являлась защитницей интересов зажиточных элементов деревни и состоятельной части городской интеллигенции. К этому направлению, кроме упомянутых — были причастны: О. В. Аптекман, А. И. Богданович, В. А. Бодаев, А. В. Гедеоновский, В. А. Гольцев, Г. Ф. Зданович, М. П. Миклашевский, П. Ф. Николаев, М. А. Плотников [20], Н. М. Флёров [21] [22] и другие, активно участвовавшие в работе организации. В дальнейшем ряд ативистов разделял взгляды кадетов [23] [3] [4].

Ночью 21 апреля 1894 года в Новгороде Н. С. Тютчев арестован, и, по прибытии в Санкт-Петербург, заточён в Петропавловской крепости (23 апреля 1894 — март 1895; камера № 64 Алексеевского равелина), затем — в Доме предварительного заключения. Н. С. Тютчев вспоминает о своём пребывании в Петропавловке [24]:

« Общий режим крепости был совершенно тот же, что и в 78. г.,... Несколько ухудшилась лишь против прежнего пища, но всё же она была относительно хороша. Стены камер, защищённые ранее для предупреждения перестукивания с соседями несоприкасавшейся со стеной проволочной сеткой, на которой прикреплён был войлок, в свою очередь покрытый обоями, отчасти придававшими камере вид жилого помещения, — теперь были оголены и выбелены под синьку. Переносной мебели — кровати, стола, стула — тоже уже не было. Её заменили железная кровать и таковой же стол, наглухо вделанные в пол и в стену. вследствие этих изменений общая акустика крепости сильно возросла, что для «стариков» явилось приятной неожиданностью [4] »

Снова привлекается к дознанию — о тайной Смоленской партийной типографии «Народного Права», поскольку, стоя во главе партии, принимал непосредственное участие в её устройстве и работе, а также передал в типографию «подложный паспорт для преступных целей». По высочайшему повелению 22 ноября 1895 г. дело Николая Тютчева разрешено в административном порядке с вменением в наказание предварительного содержания под стражей, с последующей высылкой под гласный надзор на восемь лет в отдалённые места Восточной Сибири. По ходатайству Сергея Николаевича Тютчева — перемещён в Минусинск, куда прибыл 24 августа 1894 года. В 1897 года Н. С. Тютчеву был разрешено для лечения непродолжительное пребывание в Красноярске, а в 1898 году — постоянное жительство под особо тщательным надзором. В 1903 году ему разрешён временный приезд в Иркутск, где в мае 1904 года он вновь арестован, заключен в Иркутскую тюрьму и привлечен к дознанию с Л. Бройдо и Н. Кудрявцевым; после освобождения, помимо гласного надзора, за ним установлен особый надзор полиции. Постановлением Губернского совещания (24 августа 1904 года) дело это закрыто [3] [4].

  • 1894 — выслан в Минусинск под гласный надзор полиции на 8 лет.
  • 1903 — получил разрешение выехать в Иркутск, где примкнул к эсерам. Вернувшись из ссылки — вошёл в партийную организацию эсеров (по другим источникам — 1904) [4] [23].

C окончанием срока надзора осенью 1904 года Николай Тютчев вернулся в Европейскую Россию; в начале 1905 года — в Санкт-Петербург, где вошёл в Центральный комитет партии эсеров. Как член боевой организации партии — с П. С. Ивановской в 1905 году участвовал в подготовке покушения на генерал-майора Д. Ф. Трепова, великого князя Владимира Александровича и даже самого государя. Во время разгрома боевой организации в Санкт-Петербурге (16—17 марта 1905 года) Н. С. Тютчев не был арестован «в видах сохранения агентурного источника» (Татарова и Азефа). Выдан Н. Ю. Татаровым («Костровым») в 1906 году — освобождён под залог, эмигрировал.

Н. С. Тютчев хорошо знал Б. В. Савинкова (1879—1925) и многих других её лидеров; впоследствии со многими из них сотрудничал и состоял в переписке, как и с деятелями русской культуры — уже упомянутыми В. Г. Короленко и Н. Ф. Анненским [25], — Н. А. Морозовым, Н. К. Михайловским, Э. К. Пекарским.

О Савинкове-литераторе в воспоминаниях Н. С. Тютчева есть интересные и беспристрастные наблюдения. Вместе с таким же обстоятельным анализом М. Горбунова (Е. Е. Колосова) они дают серьёзную критическую оценку как творчества, так и личности этого, по словам великого князя Александра Михайловича — «спортсмена революции» [26] [27] [28].

Эмиграция. Возвращение. Литературная деятельность

Находясь заграницей (в Италии — до 1914, вернулся в Россию из Франции — не ранее 1917 года), Н. С. Тютчев работал в парижском центре партии эсеров, сотрудничал в «Былом» В. Л. Бурцева; переводил сочинения французских социалистов, в частности, отдельные тома «Великой французской революции» Жореса, «Коммуну» Луи Дюбрейля [29] и др., писал исторические статьи. В 1913—1914 годах Н. С. Тютчевым написаны воспоминания, в которых он показал себя «ярким, наблюдательным бытописателем». В начале I мировой войны окончательно отошёл от участия в революционном движении [3].

В 1917 году Временное правительство передало материалы III отделения и Департамента полиции (с 6 августа 1880 года) «Особой комиссии по разбору дел Департамента полиции», в которой Н. С. Тютчев, вместе с П. Е. Щёголевым принял участие в разборе документов, в апреле 1918 годе эти материалы перешли в распоряжение «Особой комиссии при секретном отделе Историко-революционного архива в г. Петрограде», а так как возглавил её Н. С. Тютчев, вошла она в историю как «Тютчевская комиссия». Это учреждение продолжало заниматься систематизацией и описанием дел и документов названного департамента, исследовало документы секретной агентуры охранки. В конце 1919-го комиссия передала материалы «секретному столу» при Историко-революционном архиве Петрограда, сотрудником которого Н. С. Тютчев был с 1918 года [30]. В период после 1917 года Н. С. Тютчевым на основе собственного опыта и архивных материалов написан ряд статей, раскрывающих механизмы работы сыска и секретных служб, разоблачающих провокаторов, содержащих интереснейшую информацию о тайнах застенков. Им составлен «словарь провокаторов», содержащий около 5 тысяч имён [3].

Н. С. Тютчев был членом Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. С 1923 года — ближайший сотрудник журн. «Каторга и Ссылка» и литературный представитель его в Петрограде. Умер в Петрограде 31 января 1924 года от кровоизлияния в мозг и похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища [3] [23].

Личная жизнь

  • Первая жена: Раиса (Роза) Львовна Гроссман — террористка. Умерла 2 августа 1900 в Киеве — похоронена на Митрофаньевском кладбище в Санкт-Петербурге. 1-й её муж — народоволец А. В. Прибылев (разведена) [31]. От этого брака — сын Сергей Николаевич Тютчев (1886—1918), офицер лейб-гвардии Сапёрного батальона, георгиевский кавалер. Умер в Киеве.
  • Вторая жена: Агния Александровна Мацкевич (около 1880—после 1913) — внучка польского повстанца ксёндза Антония Мацкевича (?-1863, повешен), одного из руководителей восстания 1863 года в Литве. В этом браке у Н. С. Тютчева — сын и две дочери: Марк Николаевич Тютчев (8 октября 1901—1925) — окончил Иркутский кадетский корпус со званием вице-унтер-офицера (1920), студент Горного института в Петрограде (1922); Мария Николаевна Тютчева (7 апреля 1905—1921, Константинополь); Вера Николаевна Тютчева (28 августа 1908—2006, Санкт-Петербург) — балерина, преподавала, муж её, Вячеслав Семёнович Калитаев, моряк (расстрелян в 1941 году, реабилитирован в 1962-м) [32] [33].

«Киднепинг детей Тютчева»

В августе 1910 года, в бытность Н. С. Тютчева в итальянской эмиграции, его второй женой, находившейся в Париже, по сговору с рядом лиц (с Андреем Коллегаевым, позднее — одним из лидеров левых эсеров, с Зинаидой Клапиной, членом террористического эсерского подразделения — Северного Летучего Отряда Карла Трауберга, — женой члена ЗД ЦК ПСР В. Фабриканта, с последним, и другими), было орагнизовано похищение детей Николая Сергеевича в Кави (Италия). На папке с делом № 557 Архива Партии социал-революционеров, хранящегося в Международном институте социальной истории, значится: «киднепинг детей Тютчева» — случай уникальный во всей истории российского революционного движения. Особой осторотой выразилась реакция со стороны похитителей в связи с обращением пострадавшего и его друзей, также в той или иной степени причастных к партии социал-революционеров, за помощью к «местным правоохранительным органам», способствовавшим скорейшему розыску и возвращению детей отцу. Развернулась полемика вокруг «партийной этичности» мер, предпринятых Н. С. Тютчевым и Е. Е. Колосовым. С их стороны последовало обращение к ЦК ПСР, к участникам Международного Социалистического конгресса в Копенгагене. Относительно спекуляций соучастников похищения партийными принципами Н. С. Тютчев заявил, указывая на недопустимость смешения их, этих принципов, с приватными, гражданскими интересами: «Я не сомневаюсь, что будь похититель простым нанятым бандитом или даже просто галантным рыцарем-обывателем, никому и в голову не пришло бы осуждать меня за обращение в полицию». Что касается оценки происшедшего партийным руководством социал-революционеров, то оно, в силу сугубо частного характера, мотивов и обстоятельств преступления, а с другой стороны — неоднозначности конфликта, и непредсказуемости его последствий для «единомыслия» организации, предпочло занять нейтральную позицию [34].

Судьбы дочерей

Файл:V MTiutchev Nlachinov 1915 TzarskoeSelo.jpg

Вера и Мария Тютчевы, Нина Лачинова. 1915. На обороте: Фотограф Двора Его Величества К. F. фон Ганъ и К°. Царское Село

После инцидента, и окончательного разрыва со второй женой, Н. С. Тютчев вынужден был перевезти Веру и Марию в Царское Село, и отдать их в семью своей родственницы Екатерины Дмитриевны Шульц (ур. Лачиновой, дочери Д. А. Лачинова), где они жили и воспитывались вместе с её детьми — Екатериной, Михаилом (впоследствии — отцом физикохимика М. М. Шульца), Львом и Александром. Семейство это пополнилось в 1914 году девочкой Ниной (позднее, в замужестве — Мичуриной), внучатой племянницей Н. С. Тютчева (внучкой его сестры Натальи, жившей в том же доме княжны Тумановой в Царском селе — ул. Московская, 23 [35]) — дочерью брата Е. Д. Шульц, юриста Николая Дмитриевича Лачинова, который незадолго перед смертью своей жены, Нины Дмитриевны Лачиновой (ур. Корш), также поселился в Царском Селе. В 1917 году Н. Д. Лачинов и Е. Д. Шульц с четырьмя дочерьми, родными и приёмными, находились в Крыму, где события того времени вынудили их остаться, кого надолго, а кого навсегда... Н. Д. Лачинов принят был на службу интендантом в штаб белых. Позднее там оказался Лев Шульц, в дальнейшем эмигрировавший. Когда, уже в 1920-м году, умерла Е. А. Шульц, Мария и Вера Тютчевы были эвакуированы в Константинополь, а после смерти Н. Д. Лачинова, c приходом красных, дочь его Нину буквально на улице нашёл её двоюродный брат морской офицер Михаил Александрович Шульц, в семье которого в Севастополе она жила до 1924 года, откуда незадолго перед своим арестом М. А. Шульц отправил её к родственникам в Харбин. Мария Тютчева умерла от тифа в Константинополе, а Веру в начале 1920-х Николай Сергеевич Тютчев нашёл через Красный Крест, и она была переправлена в Петроград. Вера Николаевна Тютчева оставила воспоминания о семье, в которой она воспитывалась, об атмосфере любви и заботы, окружавших её [36] [4].

Ходатайство об освобождении С. П. Мельгунова

«Уважаемый Феликс Эдмундович! Если по обстоятельствам дела возможно выпустить Серг. Петр. Мельгунова на поручительство известных Республике лиц, то я вместе с Ник. Ал. Морозовым, предлагаю свое поручительство. Привет! Н. Тютчев. 8 июня 1920 г.»

Не вполне ясна приписка (в левом нижнем углу): «А. В. Якм. здоров.». Возможно, речь идёт об Анне Васильевне Якимовой-Диковской. [37]

Интересные факты

В 1902 году известным русским зоологом Г. Г. Якобсоном в Минусинской котловине был открыт и классифицирован жук-листоед — Крупночелюстник сибирский (Labidostomis sibirica tjutschevi) [38] [39], как сказано в описании: «Подвид назван в честь Николая Сергеевича Тютчева из Минусинска», и оно, это описание, попало в обширный труд, изданный в Санкт-Петербурге Г. Г. Якобсоном и В. П. Бианки у А. Ф. Девриена в 1905 году «Прямокрылые и ложносетчатокрылые Российской Империи и сопредельных стран» — оригинальная и остроумная, но небезопасная «игра», по тому времени — крамола… Что стоит за этой любопытной политико-энтомологической шуткой — история умалчивает.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • Каменноостровский проспект (Улица Красных Зорь), дом 44б, квартира 4.

Труды Н. С. Тютчева и статьи о нём

  • Н. С. Тютчев. «Отрывки из воспоминаний. Из жизни Н. Г. Чернышевского в Сибири». «Русские ведомости», 16 октября 1914 года. № 238
  • Н. С. Тютчев, Судьба Ивана Окладского. «Былое», 1918, № 4-5
  • Н. С. Тютчев. Памяти отошедших. «Каторга и ссылка», 1924, № 10
  • Н. С. Тютчев. Революционное движение 1870—80 годов. Статьи по архивным материалам. Редакция А. В. Прибылева. Изд. «Каторга и Ссылка», 1925 (статья Е. Колосова «Революционная деятельность Н. С. Тютчева в 1870 годах»; Н. С. Тютчев «Разгром „Земли и Воли“ в 1878 г. (дело Мезенцова)».; Н. С. Тютчев в оценке Л. Г. Дейча (По поводу статьи последнего «Так пишется история»).
  • Н. С. Тютчев, В ссылке и другие воспоминания. Редакция А. В. Прибылева. Изд. «Каторга и Ссылка», 1925 (статьи Н. С. Тютчева «Баргузинская ссылка и побег с Е. К. Брешковской (1878—1881)». — Побеги из Сибири политических в 80-х годах. — Из жизни Н. Г. Чернышевского в Сибири. — Из воспоминаний о старых товарищах. — Два провокатора. — Заметки о воспоминаниях Б. Савинкова. — Тюремные загадки. — Памяти Р. Л. Тютчевой. Приложения: Е. Колосов, Правительство в борьбе с революцией (По поводу воспоминаний Н. С. Тютчева). 
  • Русские записки. 1914 г. № 1 (ноябрь). Ежемесячный литературный, научный и политический журнал, издаваемый Руслановым Н. С. Петроград. Типография Акционерного общества «Слово» — в числе прочих публикаций воспоминания Н. С. Тютчева.
  • Л. Дейч, Так пишется история. — Выпуск XXIV (1924), 284—288 (Памяти Н. С. Тютчева). 
  • Е. Брешковская, «Дни» (Берлин) № 393 от 28 февраля 1924 (Цельный человек. Из воспоминаний). — «Каторга и Ссылка» 1924, II (9), 230 (Н. С. Тютчев. От редакции). 
  • А. Прибылев, «Каторга и Ссылка» 1924, II (9), 232—237 (Н. С. Тютчев). — «Каторга и Ссылка» 1924, II (9), 324 (Похороны Н. С. Тютчева). — «Каторга и Ссылка» 1924, III (10), 217—219 (Письмо Н. С. Тютчева к Э. К. Пекарскому).
  • В. Г. Короленко. Истории моего современника. Книга четвертая, ч. 1, гл. XIV — Воспоминаяния о Н. С. Тютчеве.
  • Роман Гуль. Генерал Бо [Азеф]. Биографический очерк. 1929 — Н. С. Тютчев присутствует в качестве персонажа.
  • Давыдов Ю. В. Вечера в Колмове. Из записок Усольцева. И перед взором твоим… М.: Книга. 1989 — на сайте FictionBook.lib — живой, воображаемый портрет Н. С. Тютчева в общении с Г. И. Успенским
  • Ашенбреннер М. Ю. Военная организация народной воли и другие воспоминания (1860—1904). Редакция Н. С. Тютчева ; Общество бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев. М. 1924
  • Жорес Жан. Социалистическая история (1789—1900). Том I. Учредительное Собрание(1789—1791). Под. ред. Жана Жореса./ Пер. Бартеневой Е. Г., Львовой М.,Тютчева Н. С. Книгоиздательство Даль. 1908
  • 1 марта 1881 года. Прокламации и воззвания, изданные после цареубийства. С предисловием Н. С. Тютчева. Петроград. ГИЗ. 1920
  • Дюбрейль Л. «Коммуна 1871 года». Перевод Н. С. Тютчева, М.: ГИЗ 1920
  • Блос В. Французская революция. изложение событий и общественного состояния во Франции от 1789 до 1804 года. Перевод с немецкого Н. С. Тютчева. СПб: Паллада. 1906
  • Спенсер Г. Сочинения. Т. 1 Система синтетической философии: Основные начала. Перевод с английского Н. С. Тютчева. Киев-Харьков. 1899
  • Сигеле С. Преступная толпа (La foule criminelle). Опыт коллективной психологии: Перевод с французского, дополненный автором издания Н. С. Тютчевым. Новгород. 1893

Источники

Примечания

  1. Межевая канцелярия, правительственное учреждение, проводившее генеральное межевание в Московской губернии. Основана в 1765 году. С 70-х годов XVIII века — основной рабочий орган по межеванию земель. Межевая канцелярия осуществляла руководство межевыми конторами, контролировала и утверждала межевые планы и книги, собирала и хранила в архиве оригиналы всех документов.
  2. Впоследствии Наталья Сергеевна Тютчева стала женой правоведа Дмитрия Валентиновича Корша, брата народовольца Е. В. Корша. Сведения о трудах Д. В. Корша в каталоге Российской Национальной Библиотеки
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 3,5 3,6 3,7 Деятели революционного движения в России
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 4,4 4,5 4,6 4,7 4,8 4,9 Чагин Г. В. Тютчевы. «Наука». Санкт-Петербург. 2003
  5. В действительности, некий-то студент Медико-хирургической академии, гостивший в Киевской губернии в Жарницах — имении брата Н. И. Кибальчича, военного врача, назвал себя Н. С. Тютчевым, а III отделение, якобы располагаая сведениями о распространении этим «Тютчевым» революционных идей среди крестьян Липовецкого уезда Киевской губернии, не нашло его, в Симбирске арестован был подлинный Тютчев, который, впрочем, сумел доказать, что под его именем скрывался кто-то другой. Тем не менее, Николаю Тютчеву была устроена очная ставка с Н. И. Кибальчичем, который первоначально признавал знакомство с ним. Н. С. Тютчев в своих воспоминаниях предполагает, что это недоразумение явилось следствием состояния Н. И. Кибальчича после «допроса с пристрастием»
  6. Г. А. Мачтет посвятил этой трагедии стихотворение «Последнее прости» — популярная революционная песня «Замучен тяжёлой неволей»
  7. О тюрьме III отделения по воспоминаниям Н. С. Тютчева — на сайте «Народная воля»
  8. Н. С. Тютчев пишет о теплоте, которую он испытывал на себе от баргузинцев с первых же дней — одной из причин горячей и сердечной встречи, оказанной 22-летнему студенту, были «сохранившиеся сведения о бывших в Баргузине ранее меня государственных преступниках, оставивших о себе очень хорошую память». — В мемуарах Н. С. Тютчева небольшая глава посвящена Михаилу Карловичу и Вильгельму Карловичу Кюхельбекерам. В основу её положено всё слышанное им от местных жителей: занятиях М. К. Кюхельбекера сельским хозяйством и медициной, рассказы о семейной жизни Михаила Карловича, о воспитании его дочерей в Иркутске, об отношении населения к М. К. Кюхельбекеру, описание внешности братьев-декабристов. В то время в Баргузине многое напоминало о М. К. Кюхельбекере: «Карлово поле», дом Кюхельбекера, посаженный им тополь. Н. С. Тютчев пытался найти книги или рукописи М. К. Кюхельбекера, вместе с другими ссыльными восстановил деревянную решетку на могиле декабриста. Сделать большее, конечно, помешала подготовка к побегу. — Гуревич А. В. Фольклор старого Прибайкалья / А. В. Гуревич, Л. Е. Элиасов // Старый фольклор Прибайкалья. — Улан-Удэ, 1939. — Т. 1. — С. 3-31
  9. В своих воспоминаниях о ссылке Николай Сергеевич Тютчев писал: «Народным образованием и общественным своим развитием Баргузин обязан был не Министерству народного просвещения, а Министерству внутренних дел, сначала 3-ему отделению, а затем департаменту полиции». — В разные периоды в Баргузине отбывали царскую ссылку более 250 человек. — Баргузинская средняя общеобразовательная школа
  10. Б. Савинков однако пишет: «Тютчев и Ивановская решительно высказались против убийства министра юстиции… Швейцер на свой страх не решился убить Муравьёва, и 12 января министр, не потревоженный никем, по обыкновению проехал в Царское Село к царю. Я до сих пор думаю, что этот совет Ивановской и Тютчева был ошибкой» — Борис Савинков. Воспоминания террориста. Л.: Лениздат. 1990. С. 90 ISBN 5-289-01128-5
  11. В 1883 году Д. Г. Анучин расстрелял учителя К. Г. Неустроева, получив от него пощёчину за оскорбление, нанесённое политическим ссыльным во время посещении иркутской тюрьмы.
  12. Генерал Н. В. Мезенцев 4(16) августа 1878 года убит в Санкт-Петербурге С. М. Кравчинским в ответ на казнь революционера И. М. Ковальского — Памятные даты на сайте «Вся Россия».
  13. Иван Логгинович Линев — «Деятели революционного движения в России»
  14. Константин Яковлевич Шамарин — «Деятели революционного движения в России»
  15. «Этот побег — бесспорно самый трудный и геройский из всех; за ними 180 верст гналась погоня по непроходимым забайкальским дебрям; они переправлялись через такие быстрые реки, перед которыми в изумлении останавливалась погоня; взбирались на отвесные скалы, делая на них насечки топорами; пойманы благодаря тому, что были покинуты проводником». — Народная Воля № 8, 9 февраль 1882 года: А. В. Якимова «Тюрьма и ссылка»
  16. Об этой встрече — в письме М. П. Сажину
  17. В открывшейся той порой Красноярской частной библиотеке Н. С. Тютчев оставил о себе память, приняв участие в составлении картотеки, что выразилось экономией бюджетных средств. — Народная энциклопедия «Мой Красноярск»
  18. Николай Фёдорович Анненский — в Цифровом архиве М. А. Выграненко
  19. В следующем году брошюра была переиздана А. И. Богдановичем в Лондоне: «Насущный вопрос. О борьбе за политическую свободу в России». London: Russian free press fund. 1895. (Издания Фонда вольной русской прессы; Выпуск 17). Автор в книге не указан; установлен по изданию: Сводный каталог русской нелегальной и запрещённой печати XIX века: Книги и периодические издания. 2-е дополненное и переработанное издание М. 1981. Ч. 1. В предисловии лондонской брошюры говорится: «Предлагаемое издание представляет перепечатку брошюры, вышедшей осенью прошлого года в России от имени Партии народного права» — Российская государственная библиотека
  20. Михаил Александрович Плотников — «Деятели революционного движения в России»
  21. Николай Михайлович Флёров — отец академика Г. Н. Флёрова
  22. Ю. Ц. Оганесян. «Г. Н. Флёров. Молодые годы. Строки биографии с комментариями» — Музей истории науки и техники Объединённого института ядерных исследований
  23. 23,0 23,1 23,2 Большая советская энциклопедия
  24. Тютчев Н. С. В ссылке и другие воспоминания. М. 1925. Книга III. — «Несколько слов об Алексеевском равелине» и «Из воспоминаний о Петропавловской крепости».
  25. Н. С. Тютчев о В. Г. Короленко и Н. Ф. Анненском
  26. Заметки в «воспоминаниях» о Б. В. Савинкове — Н. С. Тютчев. В ссылке и другие воспоминания. Часть II. М. 1925
  27. М. Горбунов (Е. Е. Колосов) «Савинков как мемуарист» // «Каторга и ссылка» 1928 № 3—5
  28. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М.: Современник. 1991
  29. Дюбрейль Л. «Коммуна 1871 года». Перевод Н. С. Тютчева. М.: ГИЗ. 1920
  30. Перегудова З. И. Политический сыск России. 1880—1917. М.: РОССПЭН, 2000
  31. Автобиография А. В. Прибылева на сайте «Народная Воля»
  32. Настоящие сведения воспроизводят преимущественно информацию книги Г. В. Чагина «Тютчевы» из серии «Преданья русского семейства». СПб: Наука. 2003 ISBN 5-02-026821-6; можно наблюдать некоторые расхождения с настоящим изданием, присутствующие в других, по преимуществу — сетевых источниках.
  33. О судьбе В. С. Калитаева: Вайнер Б. А. Советский морской транспорт в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1989 (сайт «Militera»); Трибуц В. Ф. Балтийцы сражаются. Часть 1. Балтийцы вступают в бой (сайт «Ленинград Блокада Подвиг»; Евгений Войскунский. Баллада о Финском заливе. Документальная повесть. — «Дружба народов» № 3, 2005
  34. Статья К. Н. Морозова и А. Ю. Морозовой «Обращения социалистов-эмигрантов в правоохранительные органы как отражение кризиса „партийного правосудия“ и специфики правосознания эмигрантской революционной среды в 1907—1914 гг.» — на сайте «Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года»
  35. В это же время в том доме также жили: хороший знакомый Н. С. Тютчева юрист и революционер Юлий Михайлович Антоновский, чей перевод «Заратустры» Фридриха Ницше до сих пор считается лучшим, — известный врач-инфекционист, чьим именем названа улица в Санкт-Петербурге, Глеб Александрович Ивашенцов, — его отец, юрист, сотрудник Лесного института, известный кинолог, признанный специалист в области охотничьего собаководства и знаменитый оружейник Александр Петрович Ивашенцов — см. справочник «Весь Петербург» за 1905—1917 годы
  36. Архив академика М. М. Шульца
  37. Записка Н. С. Тютчева и Н. А. Морозова Дзержинскому — Архив Российской Академии наук
  38. Зоологические экскурсии по Байкалу. Листоеды, живущие на травах
  39. Природа Забайкальского края: Жесткокрылые — Coleoptera — Листоеды — Chrysomelidae

Ссылки


Эта страница использует содержимое раздела Википедии на русском языке. Оригинальная статья находится по адресу: Тютчев, Николай Сергеевич. Список первоначальных авторов статьи можно посмотреть в истории правок. Эта статья так же, как и статья, размещённая в Википедии, доступна на условиях CC-BY-SA .


Advertisement